Оборона Одессы (Приморская армия)

Оборона Одессы. Приморская армия и ее формирование ~ahistory
 5 июля, очевидно, с подачи начальника штаба Южного фронта генерал-майора Шишенина, после прорыва румын через Прут в ставку главного командования ушло от командующего войсками Южного фронта донесение следующего содержания:

…В результате двухнедельных боев армии Южного фронта продолжают удерживать в своих руках рубеж р. Прут и р. Дунай, за исключением участка Сняты — Штакешти, где правофланговые части 18-й армии отходят на новый оборонительный рубеж в связи с отходом левого крыла ЮЗФ. Противнику к исходу 4.07 удалось форсировать р. Прут, перебросить на восточный берег до шести ПД и одной КД, что вынудило наши части отойти на 20–25 км. Противник создал себе достаточный плацдарм (шириной свыше 100 км и глубиной до 25 км) для развертывания дальнейших наступательных действий в общем направлении на Винницу… …проявляемые противником усилия в Броды-Тарнопольском и Черновицы-Тарнпольском, а также Ровно-Бердичевском и Бельцы-Винницком направлениях подтверждают замысел противника: двойным концентрическим ударом окружить основную группировку Юго-Западного фронта и правого крыла Южного фронта… выполнять поставленные… задачи методом подвижной обороны, опираясь на УРы, р. Днестр… …создать для обороны Одессы и подступов к ней район в границах: Березовка (иск.) — Тирасполь — Опач — р. Чага — оз. Сасик — побережье Черного моря до (вкл.) Николаева, прикрытие которого обеспечить Одесской группой войск в составе 51, 25, 116 сд, гарнизона Тираспольского УРа и всех частей, имеющихся на побережье Черного моря в указанных границах».Начальник штаба Южного фронта генерал-майор Шишенин
Командующим Одесской группой предлагалось назначить заместителя командующего войсками Южного фронта генерал-лейтенанта Чибисова. Начальнику генерального штаба генералу армии Жукову не понравилось название «Одесская». Жуков предложил назвать группу «Приморской», развернуть ее по возможности в мощную армию, которая будет в состоянии нанести сильный удар по румынам на левом фланге Южного фронта. Чибисов в качестве возможного командующего Жукова категорически не устраивал, но поскольку достойной кандидатуры в Ставке сходу подобрать не смогли, до решения этого вопроса, по предложению Военного совета Южного фронта Чибисов все же получил назначение временно командовать вновь созданной Приморской группой, без освобождения его от обязанностей командующего округом. По предложению Жукова начальником штаба группы назначили Шишенина, а членом Военного совета Приморской группы утвердили бригадного комиссара Осина.
ДИРЕКТИВА СТАВКИ ГК № 00226

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЮЖНОГО ФРОНТА О НАНЕСЕНИИ КОНТРУДАРА И УКРЕПЛЕНИИ ОБОРОНЫ НА РЕКЕ ПРУТ

Копия: командующему войсками Юго-Западного фронта 7 июля 1941 г. 03 ч 45 мин.

Ваше предложение, изложенное в № 723, Ставкой не утверждено, как исключительно пассивное и не отвечающее обстановке. На участке Яссы и до Черного моря противник не способен к активным действиям, и лишь только на участке Яссы — Братушаны он вклинился в оборонительную полосу на 20–25 километров. Эта группировка, при желании активно драться, могла быть контрударом частей нашей обороны смята и отброшена за Прут.

Ставка приказала:

  • Собрать резервы из районов Болград, Черновицы, Бельцы, Кишинев и контрударом отбросить противника за р. Прут. Прорвавшиеся танки противника уничтожить силами 2 МК. К контрудару привлечь всю авиацию фронта, которой непрерывно воздействовать на артиллерию противника и на его боевые порядки.
  • После отхода 12-й армии за Летичевский укрепрайон правый фланг от Липканы загнуть на Хотин и далее по южному берегу р. Днестр на Калюс, сомкнув фланг с Могилев-Ямпольским укрепленным районом.
  • Из Каменец-Подольского УРа снять вооружение и оборудование и гарнизоны вывести на усиление обороны коридора между Летичевским и Могилев-Ямпольским УРами на участке Копай-Город — Ольховец. Этот стык должен быть прочно занят полевыми войсками и здесь же держать в резерве одну-две стр. дивизии, артиллерию которых иметь развернутой на огневых позициях.
  • На участке Яссы — Измаил организовать диверсионные действия небольших отрядов с целью пленения румын и захвата материальной части.
  • Всю артиллерию РГК отвести и развернуть за УРом на восточном берегу р. Днестр на участке Могилев-Подольский — Рыбница.

3. Против формирования Приморской группы Ставка не возражает. Командующим этой группой т. Чибисов не утвержден, необходимо немедленно подобрать другого.

4. Ставка обращает Ваше особое внимание на необходимость более активной обороны и недопущение прорывов противника, имея в виду, что нам территория Бессарабии нужна как исходный плацдарм для организации наступления.Начальник генерального штаба, генерал армии Жуков

Одновременно с появлением Директивы №00226 Военным советом Южного фронта была создана Приморская группа войск в составе: 25, 51-й и 150-й стрелковых дивизий и частей, расположенных на побережье Черного моря, которой была поставлена задача прочно прикрывать восточный берег р.Прут, северный берег р.Дунай и побережье Черного моря, не допуская высадки морских и авиадесантов противника. Кроме трех дивизий 14-го стрелкового корпуса (25, 51-й и 150-й) в Приморскую группу вошли в качестве частей, расположенных на побережье Черного моря 79-й и 26-й пограничные отряды, Дунайская военная флотилия, Одесская военно-морская база, специальные части и 69-й авиационный истребительный полк, а также штаб, управления и отделы Одесского военного округа. После форсирования румынами Прута у Цыганки и начавшегося отхода войск левого фланга Южного фронта в штатном составе и организационной структуре группы войск стали происходить значительные изменения. 18 июля Приморская группа войск была преобразована в Приморскую армию, после чего было принято решение о расформировании 14-го СК и передаче 150-й СД в распоряжение 9-й армии. Одновременно было принято решение о формировании в Одессе для передачи Приморской армии 1-й кавалерийской дивизии. Приморской армии были переданы Тираспольский укрепрайон и бригада ПВО. Чуть позже из Приморской в 9-ю армию была передана 51-я Перекопская дивизия, а оттуда взамен получена 95-я Молдавская дивизия. Через некоторое время, в начале августа, из состава Приморской армии в непосредственное подчинение командующего Южным фронтом Тюленева была выведена Дунайская речная флотилия. В конце июля вместо «временного» Чибисова, был назначен «постоянный» командующий Приморской армией — генерал-лейтенант Софронов, являвшийся до этого заместителем командующего войсками Прибалтийского округа. Членами Военного совета были утверждены дивизионный комиссар Воронин, бывший начальником политуправления фронта, и бригадный комиссар Кузнецов, в прошлом секретарь Измаильского обкома партии. Политотдел возглавил полковой комиссар Бочаров из фронтового политуправления. Начинжем стал служивший ранее в 9-й армии полковник Кедринский.

Как рассказывал позднее сам Софронов, перед его отъездом на Южный фронт, в Москве начальник Генерального штаба Жуков изложил ему свой так и не реализованный план развернуть из Приморской группы войск сильную армию в составе 5–6 дивизий, правда, тут же предупредив, что воевать, возможно, придется в тылу врага. Но главной задачей Жуков по-прежнему продолжал считать удержание плацдарма, с которого не сегодня завтра можно будет перейти в наступление.

К исходу 25 июля главные силы Приморской армии вышли на восточный берег Днестра и заняли оборону от Тирасполя до устья Днестровского лимана. Тираспольский укрепрайон явился серьезной преградой для противника. Он имел около 300 различных инженерных сооружений, гарнизон его практически достигал штатной численности, в пульбатах насчитывалось от 1600 до 1840 человек. УР имел 321 ручной и 610 станковых пулеметов, 47 капонирных орудий. Опора на Тираспольский УР позволила почти на 12 дней стабилизировать фронт армии. Имея большое количество пулеметных ДОТов, укрепрайон значительное время не только не позволял противнику переправиться через Днестр, но сильно затруднял проникновение на восточный берег даже разведки. В условиях временной стабилизации положения на Днестре из Приморской армии изъяли 51-ю СД, передав взамен нее на оставленный рубеж два полка 25-й СД. Кроме того, из 9-й армии переходила в Приморскую 95-я стрелковая дивизия… но со своей полосой обороны — от Тирасполя до Григориополя, что составляло больше 40 км. Впрочем, последнее перемещение осталось фактически на бумаге, поскольку 2 из 3-х ее полков и большая часть артиллерии вошли в спешно сколоченную ударную группу, предназначенную для ликвидации прорыва противника в районе Дубоссар.

Ситуация начинала постепенно сползать к очередной катастрофе. 160 км. фронта с тыловыми городами Одесса и Николаев удерживалось фактически одной дивизией, с опорой на сильный укрепрайон и поддержку Черноморского флота и Дунайской флотилии. На просьбу командующего Приморской армией генерал-лейтенанта Софронов к командующему фронтом об усилении армии двумя дивизиями, или изменении разграничительной линии с 9-й армией (передать ей Николаевское направление) поступил отказ. Появление Дубоссарского плацдарма создавало угрозу армии, поскольку за ударом противника встык с 9-й армией мог последовать прорыв фронта, и обход правого фланга Приморской армии. Правый фланг немедленно подлежал укреплению силами резервной 1-й кавалерийской дивизии, двумя полками 25-й Чапаевской СД, пограничниками, истребительными батальонами из Одессы, а также всеми частями, которые удастся сформировать из состава Одесской военно-морской базы и населения города. Действия командования армии были утверждены специальной директивой Ставки для командующих войсками фронтов и направлений. Чуть позже, после совещания с членом Военного совета дивизионным комиссаром Ворониным и с находившимся в Одессе бывшим командующим Приморской армии Чибисовым, Софронов принял неожиданное решение — начать свертывание Тираспольского укрепленного района. Решено было полностью разоружить доты южной части укрепрайона. Доты северной части должны были разоружить только частично: в находящихся в глубине обороны оставлялось по одному пулемету, а в расположенных непосредственно на берегу оставлялось полное вооружение. Последующие события могли иметь два варианта — в случае обхода укрепрайона существовал риск не успеть снять и вывезти вооружение из более чем 200 дотов. И в случае оголения УРа румыны могли без особых проблем форсировать Днестр и создать еще один плацдарм наподобие Дубоссарского. Оба варианта были вполне осуществимы. Силы, высвобожденные за счет свертывания УРа, были использованы не самым лучшим образом: вместо создания единого и хорошо вооруженного резерва армии, произошло очередное распыление сил и средств. Снятые пулеметы пошли на усиление 25-й и 1-й кавалерийских дивизий и частично в резерв командующего армией для довооружения вновь создаваемых частей. Аналогичная судьба постигла и личный состав укрепрайона. Вместо нескольких пулеметных батальонов в конечном итоге был создан лишь небольшой подвижный резерв на случай, если румыны на каком-либо участке начнут форсировать реку.

В помощь Приморской армии в Одесской военно-морской базе срочно комплектовались 2 морских полка. Впрочем, полками они являлись больше по названию и трехбатальонному составу, а по численности были ближе к батальонам: в одном набралось 1300 бойцов, в другом — около 700. Кораблей на Одесской базе постоянно находилось немного: два эсминца, дивизион канонерских лодок, тральщики, сторожевые и торпедные катера, а также основательно устаревший крейсер «Коминтерн». Поэтому в состав полков зачислили и школу младших командиров, и различные береговые команды, и всех, без кого можно было обойтись на кораблях, батареях и постах связи. Но вооружить и такие полки оказалось не так просто — винтовки для них собирались по всем подразделениям базы. С остальным снаряжением и вооружением дела обстояли ничуть не лучше, поэтому моряков решено было довооружить самодельными, так называемыми «одесскими гранатами». Вместо тротила в них заливалась селитра, перемешанная с древесными опилками. Корпусами подобных гранат часто служили просто консервные банки с припаянными рукоятками. Из-за дефицита металла и отливочных форм в качестве рубашек для таких гранат использовалась 3-мм проволока. Из-за нехватки гранат моряки и получили бутылки с горючей смесью, массовое изготовление которых было тут же налажено кустарным способом. Но первая партия выпущенных бутылок с горючей смесью оказалась с серьезными дефектами. Для того чтобы быстрее вооружить 1-й морской полк, передаваемые ему бутылки первоначально не имели запальных пробирок с детонирующим составом. Вместо него использовалась вставляемая в горлышко бутылки пакля, смоченная бензином. В результате использования подобных бутылок в полку даже во время тренировок бывали случаи, когда от таких бутылок загорались сами моряки. В результате, после вмешательства ВС ЧФ, обком партии принял решение о расконсервации стекольного завода и выпуске на нем 20 тыс. бутылок с запальными пробирками. Ни саперных лопаток, ни тем более средств связи первые морские полки не получили. Не имели они и какой бы то ни было артиллерии. Поэтому поступивший в распоряжение армии наиболее многочисленный 1-й полк было решено использовать в качестве резерва для правого фланга армии. А 2-й и вовсе оставить для прикрытия порта.

Еще один полк удалось сформировать на базе подразделений НКВД. Основой для него послужил 26-й погранотряд. Вот тут вопросов с вооружением не возникло, так как органы НКВД проблем с оружием практически не имели. В качестве резерва использовались отряды народного ополчения и истребительные батальоны. Численность народного ополчения в Одессе постоянно колебалась, так как его отряды формировались по образцу истребительных батальонов, т.е. по иррегулярному принципу. Его бойцы проходили ежедневно 2–3 часа военной подготовки, а затем возвращались к своим обычным обязанностям. Часть из них эвакуировалась вместе с предприятиями или привлекалась к оборонительным работам. Сами истребительные батальоны, которые по одному формировали все 7 районов Одессы (и еще один был создан из железнодорожников) были величиной более постоянной, так как в них всегда поддерживалась определенная численность. Но бойцы этих батальонов получали только самые элементарные навыки обращения с винтовкой или пулеметом и гранатами. Они не имели никакого снаряжения и должны были являться на сборные пункты по сигналу тревоги. К тому же часть их состава представляли женщины. Реальная боеспособность таких «частей» также была крайне низкой, но тем не менее и они фигурировали в оборонительных планах Приморской армии как резерв на случай вражеских прорывов.

Leave a comment