К ВОПРОСУ О БЕССАРАБЦАХ И БУКОВИНЦАХ, ОКАЗАВШИХСЯ НА ТЕРРИТОРИИ РУМЫНИИ НА 11.12.1945г.

Послевоенная Румыния — странный симбиоз королевской власти, набирающих силы коммунистов, размещенной в стране красной армии, сталинских спецслужб.

В этой заметке приводится интересный (в некотором роде) документ, котоый открывает некоторые неизвестные широкому кругу читателей моменты взаимоотношений между Румынией и СССР в 1944 — 1945 годах. Перевод ahistory ~ahistory

После устранения от власти Антонеску и переходом ее к королю Михаю I и сформированному им правительству в стране коренным образом поменялась политическая ситуация — вышли из тюрем политические заключенные, возобновили легальную деятельность ранее запрещенные партии, национальные общины и профсоюзы, были отменены антиеврейские и антивенгерские законы 1940 г.

С приходом советской армии на территорию Румынии (апрель 1944) было выпущено Постановление ГОКО №5594с, относительно целей и действий РККА в связи с ее вступлением на территорию Румынии, (Москва, 10 апреля 1944 г. // РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 309. Л. 189—192. Подлинник), в котором в частности указывалось следующее:

1. …Красная Армия вошла в пределы Румынии, не преследуя целей приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего в Румынии общественного строя… 2. Имея в виду, что вступление советских войск в Румынию диктуется исключительно военной необходимостью и не преследует иных целей, кроме целей сломить и ликвидировать продолжающееся сопротивление войск противника, в занятых Красной Армией районах советов и органов советской власти не создавать. Сохранить без изменения все существующие в этих районах румынские органы власти и существующую в Румынии систему экономического и политического устройства. Исполнению религиозных обрядов не препятствовать и церквей и молитвенных домов не трогать. Румынских порядков не ломать и советских порядков не вводить.

Однако, вместе с РККА в Румынию были введены части НКВД, имевшие свои специфические задачи. В то же время, в сентябре 1944 на территории Румынии приступила к работе Союзническая Контрольная Комиссия, председателем которой являлся маршал Малиновский, заместителем председателя, фактически ведшим дела в Румынии – генерал-лейтенант Виноградов В.П.. который принимал участие в подписании соглашения о перемирии с Румынией, владел английским и румынскими языками. В Комиссию входили также американский и английский представители, но они в большей части осуществляли наблюдение за происходящими процессами.

ПОДПИСАНИЕ СОГЛАШЕНИЯ О ПЕРЕМИРИИ С РУМЫНИЕЙ

Несмотря на данные ранее заверения, СССР достаточно активно предпринимал усилия в освоении новой территории. и переформатировании системы управления Румынии. Коммунистическая партия, которую в 1920 – 30-е годы никто в стране в упор не видел, теперь набирает популярность с необычайной стремительностью. Если в августе 1944 г. в Румынии насчитывалось в целом около тысячи коммунистов, то уже в марте 1945 г. – 35 тысяч. Еще 70 тысяч человек вступили в ряды коммунистических боевиков.

В октябре 1944 г. коммунисты выходят из Национально-демократического блока и создают собственную группировку – Национально-демократический фронт. Их партнерами становятся социал-демократы и марионеточная партия Фронт земледельцев, руководителю которой Петру Грозе отводится важная роль в начинающейся операции по установлению в стране коммунистического режима. В октябре коммунисты покидают правительство Сэнэтеску (сформированное при свержении Антонеску), чтобы из положения оппозиции начать агрессивную кампанию по захвату власти.

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ВИНОГРАДОВ

20 октября 1944 г. Виноградов обвиняет румынское руководство в саботаже «чистки государственного аппарата от фашистских элементов». Пожалуй, этот день можно считать отправной точкой процесса установления коммунистического режима в Румынии – охота на «фашистов», к числу которых мог быть отнесен любой, кто хоть как-то сотрудничал с румынским государством во времена Антонеску, сделалась основным предлогом для разгрома прежней элиты Румынии.

3 ноября коммунисты собрали в Бухаресте 100-тысячный митинг, опираясь на требования которого генерал-лейтенант Виноградов (заместитель Союзнической Контрольной Комиссии) потребовал изменений в составе кабинета министров.

Следующий удар по румынским властям наносится 11 ноября. Сославшись на начавшиеся в северной Трансильвании гонения на венгров, Советский Союз отстраняет румынскую администрацию от управления северной Трансильванией и берет область под непосредственный контроль. Теперь румынам должно быть понятно, что если они не будут слушаться Москву, их может ожидать что-то вроде нового Венского арбитража.

В то же время генерал-лейтенант Виноградов выдвигает перед королем Михаем I и премьером Сэнэтеску категорическое требование о реорганизации правительства. Министерства были поделены между партиями, треть постов, включая такую важную позицию, как заместитель министра внутренних дел, занимают коммунисты и их союзники. петру Гроза становится вице-премьер-министром. Тогда же коммунисты начинают явочным порядком приводить своих представителей к власти на местах. Уже к концу ноября их ставленники контролировали половину префектур Румынии.

Перед лицом коммунистической угрозы король пытается контратаковать. Правительство Сэнэтеску уходит в отставку, 6 декабря 1944 года к власти приходит новый кабинет во главе с Николае Рэдеску. Новый премьер тоже генерал, но более достойный доверия антигитлеровской коалиции, так как во время правления Антонеску сидел в концлагере. Хотя представительство коммунистов в правительстве король вынужден сохранить, Рэдеску видит свою основную миссию в том, чтобы остановить их натиск.

Смелая, но безнадежная попытка добиться этой цели предпринимается 9 декабря — в ходе встречи с генералом Виноградовым, Рэдеску заявляет, что теперь, когда фронт ушел далеко на запад, Румыния больше не считает целесообразным пребывание советских войск на ее территории. Разумеется, советский генерал не согласился с аргументами румынского премьера. А вот что Советский Союз нашел целесообразным, так это существенное сокращение румынской армии, жандармерии и полиции. Соответствующие указания были доведены до румынского правительства через Союзническую Контрольную Комиссию (далее — СКК), ближе к концу декабря. Возражать румыны не посмели.

Наиболее популярной румынской партией, также как и в межвоенные десятилетия, оставалась национал-цэрэнистская. Ее лидер Маниу имел основания надеяться, что на ближайших выборах получит большинство в парламенте, и не меньше причин для опасений, что свободных выборов в Румынии не будет в принципе. В декабре 1944 г. Маниу пытался выяснить у американского и английского представителей в СКК, будет ли Румыния включена в советскую сферу влияния. Те дипломатично успокаивали румынского политика, заверяя, что ничего подобного не случится, хотя на самом деле Румыния уже фактически находилась в сфере влияния СССР.

Одновременно с усилением советского влияния через действия, описанные выше, представители НКВД проводили активную работу по поиску и выявлению граждан, которые могли быть интересны советским властям как контрреволюционные и враждебные элементы.

Румыния, как пограничное с СССР государство, с началом революции в России приняло значительное количество белоэмигрантов, а также по соглашению с бывшим командующим Румынским фронтом генералом императорской армии Щербачевым заняла территорию Бессарабии, которая находилась в ее составе до лета 1940 года. При участии Щербачева формировались первые отряды Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР).

Следует отметить, что в большинстве своем бывшие подданные Российской империи, оказавшиеся на территории Румынии никогда не принимали гражданства СССР, и по сути не подпадали под юрисдикцию Советского Союза. Однако, интерес НКВД распространялся не только на них, но и на граждан, которые находились на территории Бессарабии и северной Буковины в довоенный период.

Однако, «карательные органы» нашли выход из положения — чтобы упростить и узаконить процедуры преследования и наказания потенциальные виновные записывались как граждане СССР, после чего следовала их репатриация «на Родину», и дальнейшие последствия.

В конце ноября, начале декабря 1944 года, новый премьер-министр Румынии, генерал Рэдеску делает попытку защитить таких граждан, обращаясь с соответствующим заявлением к генерал-лейтенанту Виноградову.

31 января 1945 года представитель американской стороны в СКК доводит до сведения свое руководство о попытке Румынского правительства и короны защитить отдельные категории граждан от преследования СССР:

Фотокопия документа:


Текст документа:

От: Представительство США в Союзной Контрольной Комиссии по Румынии
Кому: штаб-квартира союзных войск в Казерте, Италия
№ М 348 от 31 января 1945 г.

Относительно № M 348 от Шуйлер, Союзная контрольная комиссия Румынии, в Объединенный комитет начальников штабов AWAR и генералу OPD Халл G-2 MIS OFNAV. Передайте мою (записку) № М-113 от 1 декабря и № М-127 от 3 декабря каждому из основных руководителей аппарата, но не всем адресатам.


Ниже приводится краткое описание существующего состояния действий русских. Предпринимаемых для возвращения из Румынии бывших жителей Бессарабии и северной части Буковины. Советские власти, действующие от имени Союзной контрольной комиссии, истолковали (определенным образом) статьи 4 и 5 Соглашения о перемирии, требуя репатриации всех таких жителей, которые (по их толкованию) являются советскими гражданами.

Румыны утверждают, что бессарабцы и буковинцы имеют естественное право на самоопределение в отношении своей национальности, что признано международным правом и обычаями, и отражено многими договорами и конвенциями. Руководстуясь этим, они призвали жителей Бессарабии и Буковины, считая с даты перемирия, в течение периода, не превышающего один год, иметь возможность выбора для избрания гражданства. 3 декабря 1945 года румынские утверждения были отвергнуты генералом Виноградовым. Советская позиция заключается в том, что гражданство жителей Бессарабии и Буковины должно быть определено исключительно на основании текста указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 марта 1941 года, определяющего условия, при которых бессарабцы и буковинцы получали российское гражданство. Не сомневаясь в том, что этот вопрос будет толковаться иначе, румыны указали, что в соответствии с советским декретом нескольким категориям бессарабцев и буковинцев отказано в советском гражданстве, и поэтому они подлежат репатриации по статье 5 (Соглашения о перемирии).

Это относится к следующим категориям граждан:

1. Граждане бывшей Российской империи на 7 ноября 1917 года, не являющиеся жителями Бессарабии на 28 июня 1940 года.

2. Жители Бессарабии на 28 июня 1940 года, которые не имели гражданство Российской империи на 7 ноября 1917 года.

3. Подданные Российской империи на 7 ноября 1917 года, которые проживали в  Бессарабии на 28 июня 1940 года, но которые покинули Бессарабию с санкции советских властей.

4. Подданные Российской империи на 7 ноября 1917 года, которые постоянно проживали в Бессарабии на 28 июня 1940 года, на тот момент временно отсутствовали (на территории Бессарабии), и впоследствии не зарегистрировались как советские граждане в консульствах СССР.

5. Подданные Российской империи на 7 ноября 1917 года, которые являлись жителями Бессарабии на 28 июня 1940 года, выезд которых в Румынию был санкционирован русскими властями, и которые не вернулись назад до момента возврата Румынией территории (Бессарабии) 31 июля 1941 года.

6. Подданные Российской империи на 7 ноября 1917 года, которые до 28 июня 1940 года приобрели гражданство Румынии, или иное гражданство, или потеряли (право на) советское гражданство в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 15 декабря 1940 года.

7. Все выходцы из северной Буковины, которые не проживали там на 28 июня 1940 года, и все те, кто проживал 28 июня, и были высланы в Румынию до начала перемирия.

8. Все граждане других стран, исключая Румынию или Россию, проживавшие в северной Буковине на 28 июня 1940 года, и все буковинцы, которые утратили советское гражданство в соответствии с приводимым выше Указом Президиума Верховного Совета от 15 декабря.

9. Жители Бессарабии и северной Буковины на 28 июня 1940 года (в том числе жители немецкого происхождения), которые покинули эти территории в соответствии с договоренностями или соглашениями между СССР и любой другой страной.

31 декабря 1944 г. Румыния представила записку с изложением вышеупомянутых категорий исключений, и заявила, что генерал Виноградов согласился отложить эвакуацию бессарабцев и северных буковинцев до тех пор, пока экземпляр записки не будет отправлен ​​в Москву, и не будет получен ответ на нее. Никаких дальнейших встреч между румынскими и советскими властями по этому вопросу с этой даты не проводилось.

Несмотря на то, что генерал Виноградов согласился с 11 декабря приостановить эвакуацию, нет никакого подтверждения того, что бессарабцы и буковинцы не были эвакуированы и после этой даты. Румыны утверждают, что они (бессарабцы и буковинцы) были вывезены в количествах, которые на настоящий момент не невозможно установить. В любом случае, концентрация этих людей продолжалось  и в течение 31 декабря, и министр внутренних дел Румынии передал через своего представителя список из шести приемных центров или лагерей, в которых, по его словам, на 31 декабря было сосредоточено 905 бессарабцев и буковинцев для (дальнейшей) транспортировки в Россию.

Лагеря и численность людей, сконцентрированных в них, таковы:

  • Плоешть – 55 чел.
  • Сибиу – 25 чел.
  • Бузэу – 167 чел.
  • Мэгуреле – 126 чел.
  • Северин – 172 чел.
  • Крайова – 360 чел.

В связи с этим министр внутренних дел сообщает, что его цифры были составлены из отчетов префектов и, как правило, являются неполными.

Считается, что утверждение румын о том, что бессарабцы и буковинцы имеют право или возможность определить свое гражданство в течение чистого периода, не превышающего один год, основано на многих гуманитарных соображениях, предполагающих эту процедуру, а не выдержки из Соглашения о перемирии или применение русских законов.

Следует отметить, что в отношении жителей северной Буковины (которая ранее не была российской территорией) этот факт более убедителен, чем в случае с жителями Бессарабии. Что касается отсутствия соответствующих положений в Соглашении о перемирии, закрепляющих право (граждан) на самоопределение, то румыны объясняют это тем, что они были ограничены во времени при подписании соглашения, и у них в принципе не было возможности оспорить эти статьи Условий перемирия.

Если обсуждаемые вопросы будут разрешены исключительно в соответствии с текстом советского указа, значительное количество бессарабцев и буковинцев, проживающих в настоящее время на румынской территории, из категорий, на которые ссылаются румыны, потеряют право на выбор гражданства, и будут вывезены.

Исключения основаны на буквальном толковании, а иногда и процедуре применения условий, при которых эти люди Указом получили советское гражданство. Нет никаких гарантий того, что русские власти согласятся со столь буквальным толкованием упомянутого выше Указа, или что не сошлются на другие, позволяющие удобно толковать свое решение советские документы. Это относится, в частности, ко 2-й (второй) категории упомянутых выше исключений, которые не позволяют применить советское гражданство к бессарабцам и буковинцам, родившимся на этих территориях после 7 ноября 1917 года, но до 28 июня 1940 года. О дальнем ходе решения этих вопросов будет сообщено по мере их возникновения. Между тем тексты всех записок, упомянутых в этом меморандуме, вместе с текстом Советского указа, пересылаются дипломатическим курьером.

Исключения основаны на буквальном толковании, а иногда и процедуре применения условий, при которых эти люди Указом получили советское гражданство. Нет никаких гарантий того, что русские власти согласятся со столь буквальным толкованием упомянутого выше Указа, или что не сошлются на другие, позволяющие удобно толковать свое решение советские документы. Это относится, в частности, ко 2-й (второй) категории упомянутых выше исключений, которые не позволяют применить советское гражданство к бессарабцам и буковинцам, родившимся на этих территориях после 7 ноября 1917 года, но до 28 июня 1940 года. О дальнем ходе решения этих вопросов будет сообщено по мере их возникновения. Между тем тексты всех записок, упомянутых в этом меморандуме, вместе с текстом Советского указа, пересылаются дипломатическим курьером.


Пока премьер и король пытаются отстоять апартидов, создавая проблемы советской стороне, 31 декабря Георге Георгиу-Деж и Анна Паукер – два очень разных лидера Румынской коммунистической партии – едут в Москву. Визит затягивается до 16 января 1945 г. Согласовывается план захвата коммунистами власти в Румынии. Решающую роль в атаке на короля и правительство коммунисты отводят советским товарищам. От уверенности в собственных силах они очень далеки, о чем свидетельствует риторический вопрос, заданный Анной Паукер накануне отъезда в СССР на одном из совещаний партийного актива:

— Товарищи, скажите, положа руку на сердце, если из ваших городов уйдут советские солдаты, что тогда станет с вашими организациями и вашими префектами?

После визита Георгиу-Дежа и Паукер в Москву и перед приходом коммунистов к власти в Румынии состоялось одно из самых проклинаемых в современной Восточной Европе исторических событий – Ялтинская конференция лидеров антигитлеровской коалиции. Основным ее итогом считается «сдача» США и Великобританией стран Восточной Европы Советскому Союзу. Однако американцы и англичане никак не могли отдать СССР то, чем они не владели. К моменту начала переговоров в Ялте Польша, Венгрия, Румыния и Болгария находились под советским контролем, который использовался в целях насаждения коммунистических правительств. Не вполне ясным оставалось будущее Германии, Чехословакии и Австрии, но и судьба двух первых стран, в конечном счете, была определена глубиной проникновения советских и американских войск на их территории, а не статьями международных документов. Лишь советская политика в Австрии оказалась странным исключением из общего подхода к европейским делам.

22 февраля 1945 года, газета «Правда» («влиятельная» газета на территории СССР и в советской зоне оккупации) выступила с критикой политики «реакционных сил» в Румынии, отметив, что сдерживающим их фактором явилось в определенной мере присутствие на территории Румынии частей Красной Армии. Под давлением внутри и извне король Михай I дал согласие на формирование нового, третьего по счету правительства (считая с момента ареста Антонеску), которое включало в себя различные политические силы, объединившиеся в НДФ (Народно-демократический фронт), и в котором теперь основные должности занимали коммунисты.

Leave a comment