ВОЙНА. ГИТЛЕР НАПАЛ НА РОССИЮ

Представляю вам перевод статьи Hitler Invades Russia, опубликованной 23 июня 1941 года в газете The New York Times. Взгляд со стороны на события и их предысторию. ~ahistory
Два мощнейших революционных режима нашего времени ввергнуты в смертельную битву, охваченные внезапной яростью, которая в настоящий момент заключает в себе поистине всю накопившуюся за долгое время их внутреннюю жестокость. Это – война, уготованная самим роком, столкновение между тоталитаризмом и тоталитаризмом. Война – как часть извечной и крупномасштабной битвы между тоталитаризмом и демократией. Война, при наступлении которой и при виде насилия весь остальной мир содрогается. И эта война, конечно же, окажет мощнейшее влияние на исход той великой битвы. Поскольку Гитлер решил неожиданно сыграть по-крупному, он тем самым подверг крайней опасности и наше положение.

При взгляде на только что разразившуюся войну, американский наблюдатель сразу же замечает очевидный факт: вероломство, однозначно продемонстрированное фашистской Германией. Будет ли теперь кто из американцев опять всерьез говорить об умиротворении Гитлера или же доверять его обещаниям? Он ведь и раньше недвусмысленно предоставлял России гарантии о ненападении, сумев добиться от нее подобострастного исполнения своих требований. Чтобы его «умиротворить», Сталин внес раскол в так называемый «демократический фронт», который сама же Россия ранее поддерживала. Сталин предал международное коммунистическое движение, которое до того сам же и возглавлял. Он вымазался весь в нацистских нечистотах, валяясь в ногах у Гитлера. Но мало что приобрел. Поначалу ему казалось, что он кое-что все-таки выгадал, но Гитлер нарушил свое обещание и объявил войну своему умиротворителю – именно данный факт необходимо отметить прежде всего.

Кроме того, мы смогли увидеть сталинское лицемерие. В свое время он фактически предал потенциальных союзников – Францию и Великобританию. Он намеренно дал сигнал Гитлеру начинать эту войну в 1939 году, обещая свое невмешательство по отношению к Польше. Всю стратегию он выстроил на основе своего собственного коварства. Сделав ставку на будущее международного коммунизма, он был уверен в том, что грядущая затяжная война повергнет и Германию и Великобританию, расчистив путь для России, которая должна будет воспользоваться их гибелью. Но сегодня он угодил в ловушку, устроенную его же собственной дипломатией, а над его режимом нависла смертельная опасность.

Так начинается война между двумя бывшими партнерами. Однако с точки зрения британцев и американцев, было бы большой ошибкой считать эту войну благом. К настоящему дню уже было итак сделано очень много ошибок, например, когда Гитлер напал на Польшу, когда он набросился на Норвегию, когда прошелся по Голландии, Бельгии и Франции, когда вторгся в Югославию, когда его войска появились в Бенгази и когда он начал воздушное вторжение на Крит. И всякий раз все говорили, что Гитлер предпринимает ужасную авантюру, делает свою «первую большую ошибку», глупо и напрасно наживает себе новых врагов и создает против себя новый фронт. Но каждый раз Гитлер выигрывал, по крайней мере, это касается непосредственных результатов.

Но отныне одна из угроз теперь точно отпала – а ведь еще несколько дней назад это казалось не так: нападение Германии на Россию является действительно благом с точки зрения демократических государств. Здесь речь идет о возможности создания подлинного военного союза между Гитлером и Сталиным. С этой точки зрения, отныне каждый самолет, каждый танк, каждый солдат, каждый день, потерянный Гитлером во время русской кампании идет на благо Великобритании и Соединенных Штатов. И даже если бы он мог взять Россию без единой потери, ему и тогда все равно пришлось бы уничтожить большую часть захваченной русской боевой техники и производственных мощностей.

Но победа Гитлера над Россией несет с собой мрачные перспективы для Соединенных Штатов, поскольку в его руки попадут огромное количество военных трофеев – самолетов, танков, пушек, подводных лодок, которые (даже если предположить, что все они устаревшие) таят еще в себе огромный потенциал, их можно будет использовать везде, где только можно, выставив против равноценного ему оружия.

В руки Гитлера попадут огромные ресурсы, в частности пшеница и нефть, что само по себе позволит ему в течение многих лет противостоять британской блокаде. Он создаст в России марионеточное правительство – более холопское, чем даже правительство Виши во Франции – и уже оно будет направлять все российские ресурсы и ненависть против демократических стран. После оккупации России он сможет атаковать и, возможно, захватить Сирию, Ирак и Иран, обладающие огромными нефтяными ресурсами; потом он, если сочтет нужным, проникнет в Индию и Китай, установив тем самым прямое сообщение с Японией.

А если вдруг у Японии появится искушение немедленно получить свою долю трофеев при помощи заключения столь же мутного альянса, который погубил Сталина и свел роль Муссолини до положения вассала, то в этом случае Япония могла бы получить от Гитлера бессчетное число самолетов и с их помощью удовлетворить свои амбиции в Китае, Голландской Ост-Индии и в Западной части Тихого океана. В результате, Гитлер будет угрожать Америке со стороны двух океанов. В этом случае над нами нависнет зловещая опасность.

В этих условиях задачи нашей национальной политики вполне ясны. Сейчас не время смаковать новости о том, что два тоталитарных режима – оба для нас мерзкие – в настоящий момент наконец-то заняты приятным для нас процессом взаимного уничтожения. Настало время действовать. Поскольку, как заявил вчера [т.е. 22 июня 1941 г – прим. перев.] г-н Черчилль, наступил один из величайших кульминационных моментов войны, который несет с собой не только новые опасности, но и дает нам новый шанс.

В наших интересах, чтобы военная компания Гитлера в России тянулась как можно дольше и стоила ему как можно дороже. Благодаря этому не только Великобритания выиграет драгоценное время, но и наша страна сможет укрепить оборону. Таким образом, мы должны воспользоваться моментом и, усилив помощь Великобритании, тем самым осложнить положение Гитлера как раз в тот самый момент, когда он рискнул-таки начать войну сразу на два фронта.

В течение последующих нескольких недель или месяцев произойдет одно из двух: либо Великобритания сможет на Западном фронте усилить бомбовые удары с воздуха по Германии, нанося значительный ущерб гитлеровской военной промышленности, либо Гитлер будет вынужден отвлечь с Восточного фронта большую часть своих военно-воздушных сил для того, чтобы обезопасить себя с запада, а в этом случае он, вероятнее всего, еще больше увязнет в России.

Именно в этот момент Соединенные Штаты должны послать на Западный фронт все бомбардировщики и истребители, имеющиеся у нашего военно-морского флота и армии. И чем быстрее мы начнем действовать, тем лучше.

 

Статья опубликована в газете The New York Times 23 июня 1941 года

 

Leave a comment